Питомник собак малых и редких охотничьих пород.

Настоящий кинолог.

2000 г.
Нет, я не такой. Не настоящий я совсем кинолог.
Совсем с ума сошла, а еще разведенец, а еще президент клуба. Глаза б ничьи сего не видели,…. Да где ж такое видано-то, граждане, о Господи, ты Боже мой…
А все почему? Да потому, что ТАСЯ.
Даже имя есть у моего кинологического позора во плоти.
И лапки есть четыре коротюсенькие, и вечнодвигающийся хоботок – носяра.
И хвост, конечно – ужас, а не хвост. И носит она его, как шашку Чапаев – наперевес и ввысь. Не собака, а пепел на моей кинологической плешке.
Ну какой, скажите мне, уважающий себя кинолог оставит себе двух однопометников?
Да еще разнополых, да еще при условии, что один из щенков – худшее, что когда- либо производил мой кобель – производитель?
Хозяйка суки – мамы уговорила меня забрать сучечку Тасеньку в Москву, и хоть за какие-то деньги продать, ибо ЭТО в провинции никто не возьмет.
И я взяла… хозяев даже подыскали, денег отдали заводчице, и… и все.
Мы с мужем пали жертвой.
Всесокрушающего обаяния рыжего окраса с волосатыми ушами.
Глазки – бусинки, носик морковка, ушки – две быстрые тряпочки, хвостик – флаг, водруженный над станом врага, и телосложение подставки для ног….
Ох, Тасена – Колбасена.
Кобели, и отец, и братец ее, при всех их многочисленных достоинствах, при всей их красоте и неотразимости, при породности при их, шерстистости, головастости, ну ни в какое сравнение не идут с этой гномицей – хитрюгицей.
Она теперь предводитель стаи, она заводила всех шкод и проделок, и она же главная отмазчица провинившихся мужиков.
Ну какая, скажите рука поднимется на это создание?
Братец провинился – упер со стола шоколадный крем, и налопался вволю, аж до икоты, до отвращения к сладкому отныне и вовеки.
Я беру в руки свой дрын педагогический, и волоку его на эшафот свой воспитательный – на коврик у двери.
Тасена летит впереди меня, со скоростью сквозняка, падает на спину, машет всеми своими лапами, и вентилируя хвостом, ползет мне навстречу, делая рожи умильнейшие, протягивая ко мне лапенции свои, которые у людей служат руками: «Мама, это не он, это я, даже если не я, то прости, он хороший, он просто глупый, ну он же кобель, ну не дано им мозгов, только желудок и некоторые лишние части тела. Ну, давай его простим, а, мам?»
Ну как тут.. ну что тут сказать, я смеюсь, а со смехом, какая педагогика, тьфу ты, а не воспитание.
Тасена наделала лужу. Бооольшую такую, глубокую. Ну… случилось такое вот дело, огурцы, они, знаете ли штука коварная, да и месяцев девочке всего только шесть, хоть и разумная девочка, а все ребенок.
Я пытаюсь не наказывать – (о, боже упаси), пытаюсь поругать, долго перед зеркалом уговаривая себя сделать приличествующее моменту лицо и не смеяться.
Пойдем, говорю, Тася, смотреть на безобразия твои отборные, и плакать от стыда.
Идем. Я иду, она ползет на брюхе, старательно хвостом заметая следы.
Подходим – на ее лице недоумение, смешанное с недоверием – «Мама, неужели это я???!!»
Да, говорю, Таисья, это ты, и сей позор ничем не смыть, кроме доместоса.
Тася подползает к луже ближе, и ложится в нее носом, закрыв глаза.
ТАКОГО я, за всю практику свою многолетнюю собаковода, не видала и не слыхала.
Все. Я больше не могу, я бегу, я уношу ноги, дабы не потерять лица, я просто не могу, я сейчас зарыдаю от смеха, ох, мамочки.
Я на кухне, я спряталась, смылась, и вид приняла.
Нет, так просто мне не уйти, на пороге она.
Ушки спрятаны, где-то на спинке.
Хвост при деле – следы заметает. Ножки дрожат – все четыре дрожат от стыда и раскаянья. Черненькие точечки – глазки полны слез. Картина маслом – под названием «Я больше так не буду».
Кидайте в меня камни, о, кинологи, и будете вы правы, как всегда.
Растет у меня в доме неэкстерьеристая прохвостка, сидит вот на коленях у меня и напряженно смотрит в монитор – а вдруг неправду напишу, за мною глаз да глаз.
Носик – морковка, глазки словно бусинки, малюсенько – малюсенькие. Весу в ней 6 кило, росту в холке 20 см. и тонны, километры, гигабайты обаяния…

Тасена за всю свою жизнь не проиграла ни одной выставки. Старалась-старалась и выросла в красавицу-сучечку. Ровненькую, аккуратненькую. Ну конечно, а как же иначе, не могла же она меня так подвести? Теперь она – основная производительница нашего питомника, производительница замечательная, чудесная нянька и мать.

———————————————————————————

P.S.  Умерла Тася в возрасте 14 лет, 20.02.2014 в 2.20 ночи.

Спасибо тебе за жизнь твою, малышка!

Автор: Н.КоролеваАвтор: Н.Королева

Делимся интересным:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • Blogger
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок
rkf-fci
rasporkarasporka

skype-icon
she-ok vk-iconfb-icon









Индекс цитирования.

Яндекс.Метрика