Питомник собак малых и редких охотничьих пород.

Особенности притравки такс.

«Добровольное» облаивание собакой зверя мы имеем, есть у новичка и интерес к лисице.

Попробуем направить действия собаки. Для этого позади работающей собаки, чуть сдвинув съемную крышку, поставим узкий шибер. У собаки останется только один путь — вперед. При попытках отойти ей не даст этого сделать шибер. Злоупотреблять таким приемом не следует, так как, истощив запасы своей «прочности», собака может просто перестать работать, оттесненная к шиберу.

Поэтому необходимо внимательно наблюдать за происходящим в норе. Если при двух-трех попытках отойти от зверя — тычок в шибер — собака не бросит работу и будет продолжать облаивание, необходимо снять ее на злобе. От притравки к притравке время облаивания увеличивают. И вы увидите, как на глазах преображается с первого взгляда, казалось бы, не очень вязкая собака.

Первый этап можно считать законченным, когда собака демонстрирует все те качества, которые подлежат проверке на испытаниях. Она быстро и правильно преследует зверя, умеет искать его при сколах, хорошо держит контакт и настойчиво облаивает зверя все время, оставшееся на проверку злобы.

Такую собаку можно выставлять на испытания. Как правило, она получает диплом третьей степени. Этот диплом можно подтвердить еще на одних испытаниях. Такой «путь» становления рабочей таксы можно считать типичным для породы. Исключения, конечно, есть (молодые собаки с первого выступления получают на испытаниях дипломы высоких степеней), но они редки.
Основную массу отечественной породы составляют собаки, демонстрирующие на начальном этапе злобу на уровне диплома третьей степени (17, реже 18-19 баллов).

Таксы с более серьезными задатками по злобе начинают работать разменами и хватками позже — сложившись физически, взматерев, приобретя опыт работы, многие — вступив в официальное «совершеннолетие» (с двух лет). Для большинства злобных такс характерно получение в молодом возрасте нескольких дипломов третьей степени, а затем, спустя какое-то время, — дипломов высоких степеней, большинство из которых представители отечественной породы получают на разменах.

Такс, работающих мертвыми хватками, у нас около 5%. Описанную «карьеру» совершили многие отличные полевые таксы: от 17 (плотное облаивание) до 30 (мертвая хватка по месту до истечения двух минут) баллов по злобе. Такова закономерность в породе, и при постановке такс в искусственных норах с ней необходимо считаться. Причем, берущие собаки отечественного разведения, как правило, сочетают работу хватками и работу разменами (например, один или несколько разменов, затем мертвая хватка, при этом при разменах собака пытается осуществить хватку). Такое, более позднее по сравнению с норными терьерами «созревание» злобы у такс объясняется другим, резко отличающимся темпераментом этих собак, преимущественным использованием их на выгон зверя, а не на вытаскивание или его удерживание (задерживание) до тех пор, пока на помощь не придет человек, сделав шурф.

При выгоне зверя из тупика (размене) каких только приемов не доводилось видеть у такс: собаки входят в котел, отвернув голову и выставив вперед плечо, боком, и даже повернувшись задней частью тела вперед (крупом). Таким образом такса «предвосхищает» возможное нападение зверя, как бы амортизируя его. В таксе генетически заложено, что зверь может наносить укусы собаке только в области шеи и головы, иначе он сам оказывается очень уязвимым.

Постепенное развитие злобы у такс позволяет говорить о двух этапах в обучении (школе) собак этой породы. Первый этап заканчивается получением двух-трех дипломов третьей степени, во время второго этапа при помощи различных приемов или самостоятельно идет развитие злобы.

Полное выявление врожденных задатков такс тем более важно, если учесть небольшой процент берущих собак в отечественной породе. Последние несколько лет примечательны все более активизирующимся ввозом собак многих пород из-за рубежа. Касается это и такс. Таксы европейского разведения в своей работе имеют ряд отличий от наших. Проверку охотничьих качеств на протяжении многих десятилетий многие из этих собак проходят в П-образных норах, принятых в ряде стран.
Отечественная практика (да и в правилах испытаний других стран это оговорено) экспертизы на этих норах показывает, что проверке подлежит главным образом злоба и лишь частично вязкость. Поиск и преследование, столь необходимые собаке на охоте в естественных норах, не проверяются вообще. Поиск, способность преследовать с голосом, чутьистость у этих собак проверяется на поверхности в комплексных испытаниях. Неслучайно некоторые, привезенные из европейских стран, особенно из бывшей ГДР, таксы отличались более высокой злобой; они были берущие, с хорошо поставленной хваткой по месту.

Манера нападения этих собак на зверя может быть иная, чем у наших. Наша такса, работая в контакте, все время в движении — «фехтует». Можно ее сравнить и с боксером легкого веса. Короткие, молниеносные стремительные броски с разных сторон, короткие хватки (собака «щиплет» зверя), стремительные нападения. Такса сама создает ситуацию, чтобы зверь «подставился». Собака тут же использует этот момент и берет лисицу мертвой хваткой по месту.

«Европейцы» иногда работают иначе. Они не тратят силы на «фехтование», а залегают перед зверем. При этом они довольно вяло и ненастойчиво облаивают его, усыпляя бдительность. Как только зверь расслабится, чуть отвлекаясь от собаки, она тут же берет его. Берет собака зверя и при попытке контратаковать (поэтому хватку у них можно отрабатывать нагонкой зверя).

«Залегание» и «выцеливание» может быть весьма продолжительным. Если же лисица все время настороже, собака может так и не осуществить нападение. Подобные требования предъявлялись к работе таксы и в Германии и в нашей стране в конце прошлого — начале нынешнего века. На притравках тогда требовалось, чтобы собака подошла к котлу, «залегла» перед ним и отдала голос. Первое залегание не рекомендовалось проводить больше 10-15 минут. Конструкция российской искусственной норы для притравки и испытаний «подземных» собак была очень простой, а требования к «залеганию» очень напоминают описанную работу «европейцев», причем таким таксам легче взять зверя в трубе, чем в котле, куда еще надо ворваться. Размены они, как правило, не делают. Отработка у таких собак поиска и преследования зверя на наших норах-восьмерках требует дополнительного времени и усилий. Ходят они впоследствии медленнее наших собак, стараясь все время делать заходы навстречу. Зачастую приходится им «отлаживать» и вязкость. Им бывает свойственна и нестабильность в работе. Однако далеко не все привозные таксы работают хватками. В остальном работа некоторых из них характеризуется описанными особенностями.
Собаки, происходящие из стран с высоким уровнем развития кинологии (например, Германия), обладают препотентностью (способностью стойко передавать свои качества потомству). У них, как правило, устойчивая наследственность, даже если и являются они «продуктом» массового разведения (предки в родословных не имеют титулов, но все имеют экстерьерные оценки и испытаны по различным полевым комплексам, включающим разнообразные виды работ).

Наши собаки такого же массового разведения подобной устойчивостью наследственности похвастаться не могут. Именно поэтому столь сильно влияние собак европейского, особенно немецкого, разведения на отечественную породу такс. Например, два немецких кобеля во второй половине 1970-х годов стали формирователями современного генофонда охотничьей и спортивной части породы.
Неслучайно первое поколение потомков препотентных импортированных производителей отличается теми же особенностями в работе, что и их родитель. В перспективе нас ждет еще более обширный приток собак из-за рубежа. Нужно быть готовыми к их племенному использованию у нас, а следовательно, и к обучению их самих и их потомков на наших искусственных норах-восьмерках, хотя собак, не «тянущих» работу в восьмерке, теперь всегда можно испытать в П-образной норе. Европейское разведение такс включает, как упоминалось, три направления: рабочее, спортивное и декоративное. Следуя общей существующей в мире тенденции, декоративное направление стало преобладать и у нас. И сейчас это касается уже не только крупных городов, традиционно являющихся кинологическими центрами по породе. Особенно тенденция «размежевания» заметна в Москве. Сложившаяся ситуация в породе является объективной реальностью времени, и жесткими административными мерами вспять ее не повернуть. На притравочных станциях Подмосковья уже сейчас преобладают таксы спортивного направления, появилось много «декоративных». Неизбежна и «диффузия» собак всех трех направлений. Поэтому, притравливая свою таксу, особенно привезенную из крупного кинологического центра (охотничьи регионы это разделение пока коснулось в меньшей степени), необходимо быть готовыми к любым непредсказуемым «курбетам» в ее поведении. Такие собаки потребуют особо индивидуального подхода. «Декоративным» собакам для получения высших титулов на сертификатных выставках также потребуется полевой диплом, поэтому такс и этого направления начали тренировать на норах. В этих собаках нужно учитывать их особую «деликатность» и изнеженность воспитания, которыми, кстати, «грешат» и многие спортивные таксы.
Мария Муромцева

Делимся интересным:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • В закладки Google
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • Blogger
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Сто закладок

Pages: 1 2

rkf-fci
rasporkarasporka

skype-icon
she-ok vk-iconfb-icon









Индекс цитирования.

Яндекс.Метрика